ГОРЯ БОЯТЬСЯ - СЧАСТЬЯ НЕ ВИДАТЬ (1 часть) - С.Я.Маршак - Энциклопедия - Персональный сайт
Пятница, 09 Декабрь 2016, 22:14
СТЕНГАЗЕТЫ ПРАЗДНИКИ РУКОДЕЛИЕ
ЧИТАЕМ ИГРЫ РАСКРАСКИ
ЦВЕТЫ ЮМОР КУЛИНАРИЯ
ЗООПАРК
стенгазеты
праздники
рукоделие читаем игры раскраски
о цветах
юмор
кулинария
зоопарк
Главная
· RSS
Меню сайта
Наш опрос
Как вы проводите свободное время?
Всего ответов: 3605
 Энциклопедия
 

ГОРЯ БОЯТЬСЯ - СЧАСТЬЯ НЕ ВИДАТЬ (1 часть)

 

                               Сказка-комедия

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

          Иван Тарабанов, солдат.
          Андрон Кузьмич, старый дровосек
          Настя, его племянница, сирота.
          Царь Дормидонт.
          Анфиса, царская дочка.
          Заморский королевич Жан-Филипп, ее муж.
          Генерал.
          Горе-Злосчастье.
          Силуян Капитонович Поцелуев, вдовый купец.
          Начальник царской стражи.
          Казначей.
          Сенатор Касьян Високосный, дряхлый старик.
          Амельфа Ивановна, придворная дама.
          Скороход.
          Старик с медалью.
          Его жена, старуха в чепце и в цветной шали.
          Купчик в поддевке и в сапогах с голенищами.
          Подьячий, тощий лысый человек с большим красным носом.
          Его толстая жена.
          Три разбойника.
          Пастух.
          Охотник.
          Человек, умеющий токовать.
          Соседи, парни и девушки.
          Дворцовая стража.
          Егеря.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

                 Лес. Старый Дровосек рубит толстое дерево.

     ДРОВОСЕК. Ох, ох! (Опускает топор и вытирает пот.) Велико ли дерево,  а
свалить не под силу! Мне бы в этакие годы не лес рубить, а на  печи  лежать,
косточки греть. Ох, горе-злосчастье, горе-злосчастье...
     ГОРЕ. Ну, чего тебе, дед?
     ДРОВОСЕК. Словно кто голос подал,  а  никого  не  видать.  Послышалось,
верно!
     ГОЛОС НАСТИ (издали). Ау, дядя Андрон, ау!
     ДРОВОСЕК. Аи вправду кличет меня кто-то...
     ГОЛОС НАСТИ. Ау!!
     ДРОВОСЕК. Да только будто с другой стороны... Должно быть,  Настя  меня
ищет. Обед несет. (Кричит.) Ого-го-го-го!
     ГОЛОС НАСТИ. Ау!!
     ДРОВОСЕК. Ого-го-го!

                        Из-за кустов выходит Настя.

     НАСТЯ. Вот вы где, дядя Андрон! В  экую  даль  забрались.  А  я-то  вас
ищу-ищу по всему лесу, да что-то вашего топора нынче не слыхать.
     ДРОВОСЕК. Стар я стал, слаб. Прежде-то, бывало, от  моего  топора  весь
лес гудит, а теперь что: тюк-тюк, - вот никто меня и не слышит. Да,  худо  в
мои годы без сыновей, без внуков. Все делай сам, ни от кого помочи  не  жди,
(Принимается за обед.)
     НАСТЯ. А разве я вам не помощница, дядя Андрон?
     ДРОВОСЕК (жуя). Помощница... хлеб есть!
     НАСТЯ. И не грех вам, дядя, так говорить? Уж я ли не работаю, я  ли  не
стараюсь? Ложусь с первыми петухами, встаю с третьими.
     ДРОВОСЕК. А коль и  вправду  жалеешь  ты  меня,  Настасья,  так  сделай
милость, - выходи поскорее замуж  за  хорошего  человека,  вот  и  будет  мне
помощь.  А  ты  небось  все  солдата   своего   непутевого   ждешь,   Ваньку
Тарабанова...
     НАСТЯ. Жду, дядя Андрон. Скоро ему срок выйдет.
     ДРОВОСЕК. А и выйдет срок, что в нем проку, в твоем солдате? На  службу
ушел - гол как сокол, да и со службы придет с пустыми  руками,  с  сумой  за
плечами.
     НАСТЯ. Ничего, были бы руки, хоть и пустые, - с голоду не помрем.
     ДРОВОСЕК. Да кто его знает, а может, он со службы-то царской и без рук,
без ног  придет,  коли  головы  не  потеряет.  Такая  уж  у  него  должность
солдатская.
     НАСТЯ. Что это вы говорите, дядя Андрон! И слушать-то не хочется.
     ДРОВОСЕК. А ты уши не затыкай,  когда  старые  люди  с  тобой  говорят.
Послушайся меня, Настасья, - выходи за Мелентия Ивановича.
     НАСТЯ. Это за мельника, за вдовца?
     ДРОВОСЕК (жуя). За мельника, за вдовца.
     НАСТЯ. Да ведь у него дочери  и  сыновья  старше  меня,  а  сам-то  он,
почитай, не моложе вас, дядя Андрон.
     ДРОВОСЕК. Не моложе.
     НАСТЯ. Ну я и говорю. Да еще у вас-то на  голове  хоть  кое-где  волосы
есть, а у него плешь во всю голову.
     ДРОВОСЕК. А что тебе плешь? Плешь-то плешь, зато  сытно  поешь.  Выходи
замуж, Настасья, а то выгоню. Ей-ей, выгоню! Хватит тебе на моей старой  шее
сидеть.
     НАСТЯ. Нет уж, дядя Андрон, делайте со мной что хотите, а силой меня за
мельника не выдадите.
     ДРОВОСЕК. Стало быть, я даром тебя кормил-поил?
     НАСТЯ. Ну, коли вы меня дармоедкой считаете, так и впрямь отпустите  на
все четыре  стороны. Я в люди пойду, на чужих работать стану. А то сил  моих
нет. Пилите вы меня,  словно  пила  ржавая.  Свой  век  прожили,  да  и  мой
заживаете!
     ДРОВОСЕК. Нет сладу с девкой!

                                   Настя
                          (вытирая слезы рукавом,
                      увязывает в платок миску, ложку
                            и тихонько напевает)

                           Сватался к Аринушке
                           Первой гильдии купец.
                           Давал за Аришеньку
                           Полтораста кораблей...

     ДРОВОСЕК. Ишь ты! И слезы-то утереть не успела, а уж песни завела!

                                   Настя
                               (уходя, поет)

                           Уж я думаю-подумаю,
                           Я за этого нейду.
                           Уж я думаю-подумаю,
                           Я за этого нейду.

     ДРОВОСЕК.  Вон как распелась! Ну да ладно. Я тебе пилу ржавую припомню!
Попоешь  у  меня  и  попляшешь...  "Думаю-подумаю,  я  за этого нейду"! А ты
думай-подумай,  легкое  ли это дело топором махать! (Принимается за работу.)
Эх, эх, лес рубить - не сукно в лавке продавать. Ремесло неприбыльное. Вот и
топорище пополам раскололось... Ох, горе-злосчастье!
     ГОРЕ. Ну чего тебе, дед?
     ДРОВОСЕК. Что за притча? Опять кто-то голос подал. Эй, кто тут?
     ГОРЕ. Я.
     ДРОВОСЕК. Экий голосок-то жалобный! Да кто же ты?
     ГОРЕ. Горе-злосчастье твое. Вот кто. Зачем зовешь?
     ДРОВОСЕК. Горе-злосчастье? Где же ты? Слышу, а не вижу. Хоть  на  глаза
покажись!
     ГОРЕ. Тут я, в дупле сижу, тебя  сторожу.  Жду,  пока  дерево  на  тебя
свалится.

        Из дупла, словно из окошка, высовывается старушечья голова.

     ДРОВОСЕК (отскакивает от дерева). Так вот оно, мое  горе-злосчастье!  Да
какое же оно маленькое, щупленькое, серенькое!
     ГОРЕ. Верно, дедушка. Это радость красна, а горе серо. Что  правда,  то
правда.
     ДРОВОСЕК. Скажи ты мне, бабушка, как же  это  я  до  сих  пор  тебя  не
примечал? Смолоду на горбу носил, а в глаза не видывал.
     ГОРЕ. А я, родимый, весь век с тобой прожила. И с отцом твоим,  Кузьмой
Андронычем, знакомство водила, и с матушкой твоей, Евфросиньей Евстигневной,
душа в душу мы жили. И тесто с ней месили,  и  воду  носили.  Да  и  дедушку
твоего покойного... Как бишь его звали-то?..
     ДРОВОСЕК. Андрон Потапыч...
     ГОРЕ. И Андрона Потапыча хорошо помню. Это я его телегой  и  придавила,
царство ему небесное! Люблю  я  все  ваше  семейство  -  много  вы  обо  мне
говорите, частенько меня поминаете. Вот я и не расстаюсь с вами.
     ДРОВОСЕК. Ну что ж, спасибо за привет, за ласку!.. Да только  скажи  ты
мне, голубушка, как бы это тебя...  вас  то  есть,  того...  с  плеч  долой?
Избыть, проще говоря... Хоть последние бы денечки без  тебя  прожить.  А  то
веку у нас мало, а горя много!..
     ГОРЕ.  Вижу-вижу, крепко тебе хочется от меня избавиться. Да, по правде
сказать,  и  мне самой-то до смерти надоело твои охи-вздохи слушать! Хочу по
свету  погулять,  с купцами да с господами знакомство свести. А может, еще и
повыше  куда  заберусь!  Я  хоть и лыком подпоясана, а в любые хоромы дорогу
найду. Ну, будь по-твоему, научу тебя, как меня с рук сбыть.
     ДРОВОСЕК. Научи, Горюшко, научи! Век тебя не забуду.
     ГОРЕ. Хорошо, дедушка, слушай. Горе-злосчастье ни сжечь, ни утопить, ни
зарубить, ни удавить, ни продать, ни подарить нельзя.
     ДРОВОСЕК (вздыхая). Вот то-то и оно!.. Нельзя!..
     ГОРЕ. Зато можно в придачу дать.
     ДРОВОСЕК. Как, говоришь? Как?
     ГОРЕ. В придачу. Вот будешь что продавать - скажи: "Бери мое  добро  да
горе-злосчастье в придачу". Я к новому хозяину и перейду.
     ДРОВОСЕК. "Бери мое добро да горе-злосчастье в придачу"...  Ишь  ты!  И
дело-то какое простое, а самому не додуматься. Шутка ли - горе с  рук  сбыть!
Эх, лапотки бы прочь да сапоги справить козловые, топорик под лавку,  самому
на лавку, работничка в дом взять, а то и двух. Житье! (Озираясь.) Одна беда,
никого здесь, кроме волков да медведей, не встретишь, а то бы  я  тебя  живо
сбыл...

                             Слышится выстрел.

     Верно, охотничек поблизости  бродит,  постреливает... Так и есть.

                            Появляется Охотник.

     ЗдорОво, здорОво, брат! Чай, много нынче белок настрелял?
     ОХОТНИК. Типун тебе на язык, дед. Я только на промысел иду,  а  ты  мне
этакие слова говоришь!
     ДРОВОСЕК. Ну, ни пуха тебе ни пера!
     ОХОТНИК  (прислушивается  к  шороху  в  кустах,  пригуливается,   потом
досадливо машет рукой). Ушла! Тьфу ты, пес тебя заешь!..
     ДРОВОСЕК. А не купишь ли  ты  у  меня,  милый  человек,  топор?  Совсем
хороший топорик - только вот топорище новое к нему приделать...
     ОХОТНИК. Да на что мне топор?
     ДРОВОСЕК. Как на что? Это топор-то? Да без топора мужик - что без  рук.
Не берешь?
     ОХОТНИК. Да отвяжись ты!
     ДРОВОСЕК. Ну так возьми у меня хоть жбан с кваском холодненьким, сделай
милость, - племянница только что из погреба принесла. С легкой руки и  почин
дорог. Давай копеечку и пей до дна на здоровье! Бери  мое  добро.

                          В  кустах что-то шуршит,

     ОХОТНИК. Тсс... спугнешь... Замри, старый пень! (Убегает.)
     ДРОВОСЕК. Экий полоумный! Вот был, а вот и нет. Ох, горе-злосчастье!..
     ГОРЕ. Ну чего тебе от меня надо?
     ДРОВОСЕК. Сбыть тебя надо! Вот что. Да, видно,  не  так-то  это  легко.
Погоди-ка, погоди, вон еще кто-то идет, в дуду дудит. Кажись, пастух.
     ГОРЕ. Может, и пастух.

                             Появляется Пастух.

     ПАСТУХ. Не видал ли ты, дедушка, корову?
     ДРОВОСЕК. Какую корову?
     ПАСТУХ. Бурую.
     ДРОВОСЕК. Нет, бурой не видал. А ты не купишь ли у меня топорик?
     ПАСТУХ. Какой топорик?
     Дровосек. Вот этот.
     ПАСТУХ. Нет, этого мне не надо.
     ДРОВОСЕК. Ну, так жбан с кваском холодным купи!
     ПАСТУХ. Что это ты, дедушка, в дремучем лесу торговать вздумал? Шел  бы
на базар!
     ДРОВОСЕК. Далеко идти, сынок. Ну хоть грибов  кузовок  возьми.  Хороши
грибы, молоденькие, крепенькие, один к одному... Бери мое добро...
     ПАСТУХ. Грибов в бору я и сам наберу!

                     Из-за деревьев доносится мычание,

     Ой, да это, никак, буренка  моя!  Вот  ты  где!  Буренушка!  Красавица!
Постой, погоди! (Убегает.)
     ДРОВОСЕК. Нет, уж коли не везет, так и задаром ничего не сбудешь... Все
тебе помеха - то перепелка, то корова. А я бы последнюю рубаху с себя  снял,
кабы на нее покупщик нашелся. Ох, горе-злосчастье! Горе-злосчастье!
     ГОРЕ. Да тут я, тут. Небось не убегу. Чего тебе?
     ДРОВОСЕК. Ничего!.. Не зову я тебя, а только так, поминаю. К слову... А
ты сколько лет помалкивала, а нынче на всякий помин отзываешься. Отвяжись от
меня, постылая!
     ГОРЕ. И отвяжусь. Только продай хоть нитку, хоть лычко, хоть из  бороды
волосок!
     ДРОВОСЕК. Да разве продашь что, когда ты же мне и  мешаешь,  проклятая!
Ну заснула бы на часок, что ли, или  отвернулась  -  не  глядела  бы  в  мою
сторону!
     ГОРЕ. А и то правда. Подремлю маленько. (Зевает.) Ох,  не  выспалась  я
нынче, ведь ты мне и ночью покоя не даешь - все поминаешь, все поминаешь! Ну
отдай меня, кому хочешь, куда хочешь, только, чур, - не тревожь  даром,  без
надобности... Истомилась я с тобой! (Кладет голову на руку и засыпает.)
     ДРОВОСЕК. Кажись, и вправду заснуло лихо окаянное! Храпит.

     Из-за дерева выходит Купец, дюжий мужчина в картузе, новенькой суконной
поддевке и щегольских сапогах.

     КУПЕЦ (кричит). Э-гей!  Дедушка!  Не  найдется  ли  у  тебя  веревочки?
Постромка оборвалась, подвязать надо. Я тебе заплачу.
     ДРОВОСЕК (весь дрожа). Как не быть веревочке,  почтенный?  Есть,  есть
веревочка! Только ты потише говори - тут у меня дите заснуло...
     КУПЕЦ. Дите! Ну, пущай себе спит. Давай скорее веревочку  -  и  дело  с
концом. Вот тебе за нее алтын денег.
     ДРОВОСЕК  (торопливо  развязывая  свою   опояску).   Бери   мое   добро
(вполголоса) да горе-злосчастье в придачу!
     КУПЕЦ. Что ты, дедушка, говоришь?
     ДРОВОСЕК. Горе свое, родимый, поминаю. (Поднимает с земли топор.)  О-о!
И топорище, никак,  опять  выросло!  Эко  диво-дивное!  Ну,  прощайте,  ваше
степенство! Счастливо! (Скрывается в лесу.)
     КУПЕЦ. Вот я теперь постромку-то  и  подвяжу!..  Да  что  ж  это?  Куда
веревочка  делась?  Словно  растаяла...  И  лошадей  моих  не  слыхать!  Вот
напасть!.. Будто не пил ничего, а голова кругом идет и в ушах звон...  И  не
помню, с какой стороны пришел... Неужто  заплутался  в  лесу?  Эй,  дедушка!
Дедушка!

                    Из-за кустов выходят три разбойника.

     ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК (огромного  роста,  с  большой  бородой).  Чего  горло
дерешь? Тут ни дедушки, ни бабушки твоей нет.
     КУПЕЦ. ЗдорОво, милый человек!
     ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК. ЗдорОво, купец! Давай кошель, коли жить не надоело.
     КУПЕЦ. Полно шутить, парень! Ты лошадок моих не видал?
     ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК. Какие там шутки. Кошель,  говорю,  давай.  А  лошадок
своих не ищи - без тебя ускакали. Придется тебе в город пешочком ворочаться.
     КУПЕЦ. Пешочком так пешочком... Прощай! (Поворачивается и хочет уйти  -
путь ему преграждает Второй, разбойник. Купец  отступает  и  сталкивается  с
Третьим разбойником. Тихо, почти без голоса.)  Караул!  Душегубы!  Греха  не
боитесь!..
     ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК. Нечего зубы заговаривать. Не в лавке товар  продаешь.
Доставай мошну, вытряхай казну!
     КУПЕЦ. Берите, злодеи...
     ТРЕТИЙ РАЗБОЙНИК. Ну, не груби, не груби, борода!
     ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК. Сапожки сымай. И поддевочку заодно.
     КУПЕЦ  (разувается,  потом  снимает  поддевку  и  сам  надевает  ее  на
разбойника). В плечиках не жмет?.. Как на вас шито!
     ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК. Часы давай!
     КУПЕЦ (отдает часы). Ключик не потеряйте.
     ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК. Жилеточку скидавай! Картузик! Петра, примерь-ка.
     ВТОРОЙ РАЗБОЙНИК. Нет, не по моей голове. (Передает  картуз  Третьему
разбойнику.)
     ТРЕТИЙ РАЗБОЙНИК. В  самый  раз.  Благодарим  покорно.  (Нахлобучивает
купцу на голову свою рваную шапку.) Ну, прощай, борода.
     ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК. Не поминай лихом!

   Разбойники уходят, захватив по  дороге  забытый  Дровосеком  кузовок с
грибами и жбан с квасом.

     КУПЕЦ (садится на пень и плачет). Как вас лихом не  поминать,  дьяволы!
Разорили, раздели, ограбили. Не так денег  жалко,  как  лошадок  вороных  да
телеги с товаром. Думал большие барыши взять, а босиком в  город  вернусь...
Ох, горе-горькое!
     ГОРЕ (просыпаясь). Эх, да у  меня,  кажись,  хозяин  новый?..  Да  какой
оборватый!.. Ну, чего тебе, голубь?
     КУПЕЦ. А? Что? Кто это? Кто тут?.. Почудилось, верно, со страху!
     ГОРЕ. Нет, не почудилось. Это я, я самая!
     КУПЕЦ (вставая). А вы кто ж такие будете?
     ГОРЕ. А ты кто?
     КУПЕЦ. Я - купец.
     ГОРЕ. Купец? Ишь ты! Ну, а я - горе-злосчастье твое, вот кто!
     КУПЕЦ. Горе-злосчастье мое? Чур, меня! Чур! (Хочет убежать.)
     ГОРЕ (смеется). Куда же ты, куда? Нет, брат, от своего  горя-злосчастья
не убежишь.
     КУПЕЦ. Да я и не бегу. Я только так, поразмяться малость хотел... Да  и
в новинку мне. В жисть тебя, горе,  не  знал,  а  вот  теперь  повстречаться
пришлось. Что ж, надолго ты ко мне привязалась, матушка? Или как?
     ГОРЕ. Так тебе все и  выложи!  И  часу  с  ним  не  прожила,  а  уж  он
спрашивает, надолго ли.
     КУПЕЦ. Ты, Горюшко, на меня не обижайся. Я бы с тобой,  может,  век  не
расстался, жили бы, словно иголочка с ниточкой, да только в деле-то моем  ты
не к месту будешь. Сама небось смекаешь - ну какой же я купец, коли  у  меня
счастья нет!
     ГОРЕ. Это верно, счастья не выгорюешь.
     КУПЕЦ. А ты, сделай милость, отступись от меня! Я тебя к хорошему месту
пристрою. Довольна будешь. Спасибо скажешь.
     ГОРЕ. Ишь какой нетерпеливый! Я этаких не люблю. Ну, ладно. Научу тебя,
как с рук меня сбыть.
     КУПЕЦ. Научи, родимая! В ножки тебе поклонюсь.
     ГОРЕ. Ну, так и быть, слушай. Продай  что-нибудь,  а  продавая,  скажи:
"Бери мое добро да горе-злосчастье в придачу". Я к новому хозяину и перейду.
     КУПЕЦ. "Бери мое добро да горе-злосчастье  в  придачу".  Благодарствую,
сердечная. Вот это настоящий разговор пошел, деловой, торговый.  Только  что
же мне теперь продать? Все как есть злодеи отняли. Ничего, кроме  кремня  да
огнива, не оставили...
     ГОРЕ. А может, кому и кремень с огнивом пригодится!

                        Слышен треск сучьев, голоса.

     КУПЕЦ. Ах ты, батюшки! Это, никак, они, злодеи мои, воротились! Ну, так
и есть... Где бы от  них  укрыться?  Ох,  горе-злосчастье,  горе-злосчастье!
(Залезает в дупло.)

                На поляну выходят царский Генерал и стража.

     ГЕНЕРАЛ. Обшарить все кусты  вокруг?  Смотреть  в  оба!  Тут,  говорят,
разбойничий пошаливают!  Как  бы  не  натворили  чего,  покуда  царь-батюшка
охотиться будет. (Садится на пень.)
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. Слушаю-с, ваше  превосходительство!  А  ну,  молодцы,
обшарьте лес. Ни одному дереву, ни одному кусту не верьте. Живо у меня!

     Стража расходится по лесу. Сам Начальник стражи  остается  на  просеке.
Заглядывает в дупло и видит Купца.

     (Негромко.) Ваше превосходительство!. Ваше превосходительство!

     ГЕНЕРАЛ. А? Что?
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. Кажись, есть один. Разбойник!
     ГЕНЕРАЛ. Взять.
     НАЧАЛЬНИК стражи. Стой! Ни с места, бродяга!
     КУПЕЦ. А ну-ка тронь меня, душегуб!
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. Ко мне! Сюда!
     КУПЕЦ. Цыц! А не то я тебе живо глотку заткну! Пропадать так пропадать!

     К Начальнику стражи со всех сторон сбегаются  его  люди.  Генерал  тоже
подходит.

     ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК (второму). Слева, слева заходи, а я справа!
     ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Хватай его спереди, бродягу, разбойника, а я сзади.
     КУПЕЦ. Разбойника?.. Какой же я разбойник! Помилуйте, люди добрые! Я-то
в простоте душевной думал, что разбойники вы!
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. Не разговаривать у меня! Ребята, хватай его! Живо!
     КУПЕЦ. Зачем  же  меня  хватать!  Я  сам  пойду.  Это,  как  говорится,
недоразумение, - простите за грубое слово. Куда идти прикажете?
     НАЧАЛЬНИК  СТРАЖИ  (Генералу).  Вот,  ваше  превосходительство,  какого
матерого зверя в дупле изловили. Он меня чуть было не задушил. Ей-богу! Ваше
превосходительство, извольте поглядеть - косая сажень в плечах, босой, морда
зверская...
     КУПЕЦ. Батюшка, ваше превосходительство! Это от страха у меня  личность
перекосило. Не смотрите, что я босой! Я первой гильдии купец!
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. Бродяга ты первой гильдии! Вот кто.
     ГЕНЕРАЛ. Да, хорош  купец,  нечего  сказать.  В  дупле  сидит,  смертью
торгует. Такому купцу только попадись ночью в руки!
     КУПЕЦ.  Ваше  превосходительство!  Господин  генерал!  Вот  вам  крест,
невиновен я. А что широк в плечах, так у нас, не извольте гневаться, в  роду
Поцелуевых все такие! И матушка, и братья, и сестренка...
     НАЧАЛЬНИК  СТРАЖИ.  Ваше  превосходительство,  прикажете  его  в  город
препроводить или перед царские очи представить?
     ГЕНЕРАЛ. Там видно будет. Отвести его покамест за кусты и глаз  с  него
не спускать. Или вот что - привяжите его к дереву, да покрепче. А сейчас  не
до него. Надо бы нам какую-нибудь дичь поискать - ну, тетерева там,  глухаря
или куропатку, что ли. Его царское  величество  и  заморский  королевич  сей
момент сюда пожалуют!
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. А у меня, ваше превосходительство, все готово!
     ГЕНЕРАЛ. Что готово?
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ.  Дичь,  ваше  превосходительство,  -  и  тетерева,  и
глухари, и рябчики, и куропатки. Мы всегда на охоту  птицу  с  собой  возим,
чтобы долго по лесу не рыскать. Виноват! (Егерям.) А ну-ка, молодцы, сажайте
дичь на деревья и на кусты, да  смотрите  запомните  хорошенько,  где  какую
птицу пристроили! Живо у меня! Ваше превосходительство, это еще не все. Есть
у нас человек, который по-тетеревиному и дупелиному  токовать  умеет.  Прошу
вас присесть на этот пенек. Эй, тетерев! Терентий Федотыч!

     Появляется немолодой человек с подвязанной щекой.

     А ну, поклонись его превосходительству да потокуй на пробу!
     ЧЕЛОВЕК. Слушаю-с. (Токует.)
     ГЕНЕРАЛ. Очень хорошо! Отлично! Тетерев  -  да  и  только.  Где  же  он
учился?
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. А пес его знает.
     ГЕНЕРАЛ. Что?!
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. Виноват, не могу знать, ваше превосходительство.
     ГЕНЕРАЛ. У кого же ты, братец, этому искусству научился?
     ЧЕЛОВЕК. У отца-покойника, ваше превосходительство.
     ГЕНЕРАЛ. А отец у кого?
     ЧЕЛОВЕК. У покойного деда, ваше превосходительство.
     ГЕНЕРАЛ. Ну а дед у кого?
     ЧЕЛОВЕК (таинственно). А уж дед у них самих!
     ГЕНЕРАЛ. У кого ж это?
     ЧЕЛОВЕК. У тетеревей, ваше превосходительство!

                                  Музыка.

     ГЕНЕРАЛ. Его величество!
     КУПЕЦ (из-за кустов). Батюшки! Отцы родные! Помилуйте!  Отпустите  душу
на покаяние!
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. Молчи, босопляс, а то мы тебя живо утихомирим!

                         Вбегают Егеря и Стражники.

     ПЕРВЫЙ ЕГЕРЬ. Царь едет! Царь!
     ВТОРОЙ ЕГЕРЬ. Птички  привязаны,  ваше превосходительство!
     ГЕНЕРАЛ. Очень хорошо, прекрасно!
     ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Царь  едет!  Царь!
     ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Царь едет! Царь!
     ГОЛОСА. Царь едет! Царь едет!

       На поляну выходят царь Дормидонт, Заморский королевич, свита.

     ВСЕ. Ура! Ура!
     ЦАРЬ. Здорово, молодцы!
     СТРАЖА. Здравия желаем, ваше царское величество!

                                    Царь
                           (напевает вполголоса)

                          На охоту едет царь,
                          А в лесу сидит глухарь.
                          Ой, лихие егеря,
                          Не стреляйте глухаря,
                          Вы оставьте глухаря
                          На березе для царя!

     Никуда дальше не пойду, есть хочу. Что, водится в этих местах дичь? А?

     ГЕНЕРАЛ. Как не быть дичи, ваше величество! Полным-полно.  Там  тетерев
токует, а здесь куропаточка сидит. Соблаговолите  обратить  всемилостивейшее
внимание вон на ту веточку. Чуть-чуть правее. Нет, немного  левее.  Извольте
стрелять, ваше величество!

                            Царь спускает курок.

     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. Вот это выстрел!
     ЦАРЬ. Нет, осечка!.. А что, птица все еще на ветке  сидит  или,  может,
улетела?
     ГЕНЕРАЛ. Сидит, ваше величество! Очумела со страху.
     ЦАРЬ. Очумела? Это хорошо. Ну-ка, еще раз попробуем!  (Стреляет.)  Что,
все еще сидит?
     ГЕНЕРАЛ. Никак нет, ваше величество. Кувырком полетела. В  самую  точку
попасть изволили.
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ (приносит царю подстреленную  куропатку).  Честь  имею
поздравить, ваше величество. Славная куропатка, жирненькая, молоденькая.
     ЦАРЬ. А ведь десять лет  ружья  в  руки  не  брал.  Все  недосуг  было!
(Заморскому королевичу.) Ну, что же, не  пожелаете  ли  и  вы  позабавиться,
дорогой зятек?

                   Заморский королевич молча  кланяется.

     Подайте  его  высочеству  ружье!

      Генерал подает Заморскому королевичу ружье, тот опять кланяется.

     За чем же дело стало? Бери, зятек, ружье, постреляй малость.
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. Пардон! Я не понимай!
     ЦАРЬ. А что ж тут не понимать-то?  Пали - и  все!  Бум!  Бум!  Бах!  Бах!
(Показывает, будто целится.)
     ЗАМОРСКИЙ  КОРОЛЕВИЧ.  Avec  ce  fusile?  Et  tirer?  {Из  этого ружья?
Стрелять?  (франц.)}  Бум-бум?  Пиф-паф? А, мерси! (Берет ружье и смотрит по
сторонам.)
     ГЕНЕРАЛ. Ваше высочество! Извольте поглядеть на ту березу.  (Показывает
рукой.) Там как будто тоже птичка сидит, тетерев, кажись. Токует.
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. А, тетерефф! Тоскуэт! Отшен жаль... (Целится.)
     ЦАРЬ (Начальнику стражи).  Эй  ты,  там, убери  башку,  а  то  ненароком
влепят!

        Начальник стражи отскакивает. Заморский королевич стреляет.

     ГЕНЕРАЛ. Есть, ваше высочество? Наповал!
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. А пошему он не упадаль?
     ЦАРЬ (егерю). Ну-ка, братец, сбегай посмотри, что там с ней  стряслось,
с птицей-то.

 Егерь находит птицу и передает Генералу. Генерал - Заморскому королевичу.

     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. Капут тетерефф! Больше не тоскуэт!
     ГЕНЕРАЛ. Без промаха! С одного выстрела. Редкая удача, ваше высочество!
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. Мерси, отшен кароши птичка. Но, господин женераль,
пошему он имеет этот шнурок?
     ГЕНЕРАЛ. Какой шнурок, ваше высочество, где?
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. Тут, на два нога.
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ (тихо). Эх, забыл веревочку развязать!..
     ГЕНЕРАЛ. Не могу знать, ваше высочество. Это, верно, порода такая...
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. Отшен странно порода!
     ЦАРЬ. Что же тут странного? Помнится, я сам подстрелил когда-то  кабана
со спутанными ногами. И ничего - Зажарили и съели. Вкусный был кабан. Вот  и
сейчас мы, зятек любезный, как следует подзакусим. Завтрак мы нынче с  тобой
честно заработали. Твоего тетерева царевне Анфисе отвезем...
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. Да-да, Анфис...
     ЦАРЬ. А мою куропатку на  угольях  в  собственном  соку  жарить  будем.
Пальчики оближешь. (Трубит в рог.)  Ну,  охота  окончена.  Генерал,  прикажи
костер развести!
     ГЕНЕРАЛ.  Слушаю-с,  ваше  величество!  (Передает  царское   приказание
страже.)
     ЦАРЬ.   Сенатор   Касьян   Високосный,   подай   бутылку.   (Заморскому
королевичу.) Вот  мы  сейчас  откупорим  добрую  пузатую  бутылочку  старого
ренского. Еще мой покойный дед собственноручно засмолил  ее.  Любитель  был!
(Причмокивает.)
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. О, понимай, понимай!..

                                   Пьют.

     ЦАРЬ (Генералу). Эй, генерал, что  ж  это  вы  до  сих  пор  костер  не
разводите?
     ГЕНЕРАЛ. Простите, ваше величество. Сорок лет служил верою и правдою, а
вот на старости лет оплошал. Огонька не припас.
     ЦАРЬ. Какого огонька?
     ГЕНЕРАЛ. Спичек или кремня с огнивом, ваше величество!
     ЦАРЬ. О чем же ты думал, бездельник? Знал ведь, что на охоту едем, дичь
жарить будем.
     ГЕНЕРАЛ. Простите, ваше величество. Нам в присутствии  высочайших  особ
думать не полагается, - вот и не подумали.
     ЦАРЬ. Ты у меня не разговаривай. Откуда хочешь, а огонь добудь. Я манже
хочу, - жрать, понимаешь? Нет ли у тебя, дорогой  зятек,  этих,   -  как  они
по-вашему, по-заморскому, - спичек?
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. Пардон, ваше величество, в наш заморски костюм нет
карман.
     ЦАРЬ. Я смотрю, у вас и портков нет. Одни чулки до пояса.  Что  же  нам
делать-то, генерал? Нельзя же куропатку сырую есть!
     ГЕНЕРАЛ. Зачем же сырую, ваше величество? Сейчас  мы  из  одного  ружья
порох высыплем, из другого выстрелим. Авось и будет огонь...
     ГОЛОС КУПЦА (из-за кустов). Царь-батюшка! Государь  амператор!  У  меня
есть огонь! Есть! Дозвольте вручить!
     ЦАРЬ. Это кто там орет?
     ГЕНЕРАЛ. Разбойник, ваше величество!
     ЦАРЬ. Разбойник? Какой еще разбойник?
     ГЕНЕРАЛ. Обыкновенный, ваше величество, душегуб.  Мы  его  тут  в  лесу
изловили, да только не успели вашему величеству доложить.
     ГОЛОС КУПЦА (из-за кустов). Помилуйте, царь-батюшка! Не  душегуб  я,  а
торговый человек! Прикажите меня перед ваши царские ясные очи представить!
     ЦАРЬ. А ну, представьте-ка его перед мои ясные царские очи.
     ГЕНЕРАЛ. Слушаю-с, ваше величество.

            Купца выводят из-за кустов. Он валится Царю в ноги.

     КУПЕЦ. Обидели меня, царь-батюшка! Напраслину на меня возвели!
     ЦАРЬ. А ты что - зарезал кого или ограбил?
     КУПЕЦ. Царь-батюшка, да меня же самого ограбили. Мало того - чуть  было
и не зарезали. А  я  -  первой  гильдии  купец  Силуян  Поцелуев.  Я  вашему
высочайшему двору весь пузамент для господ лакеев поставляю.
     ЦАРЬ. Позумент? Что же ты его, генерал, обижаешь? Коль он купец,  пусть
себе торгует.
     ГЕНЕРАЛ. Да какая там торговля, ваше величество! Нешто он забрался  бы
в  дупло,  кабы  и  вправду  позументом  торговал?  Злоумышленник  он,  ваше
величество, мы его перед самым вашим высочайшим прибытием в лесу обнаружили.
В дупле сидел.
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ И ЕГЕРЯ (наперебой). В дупле, ваше царское  величество!
В дупле! Как сыч, сидел.
     ЦАРЬ.  Тихо!  Сколько  раз  говорил  вам,  не  галдеть  всем  сразу,  а
докладывать поодиночке. Что же, какое-нибудь оружие при нем нашли - холодное
или огнестрельное?
     КУПЕЦ. Огнестрельное, царь-батюшка, огнестрельное - кремень да огниво!
     ЦАРЬ. О-о! Вот это как раз кстати! Дорога ложка к обеду. Давай-ка сюда,
братец, и кремень твой и огниво! Сейчас мы нашу куропаточку  зажарим.  А  за
кремень да за огниво жалую тебе полтину серебром.
     КУПЕЦ (кланяется царю в ноги, а потом протягивает  кремень  и  огниво).
Вот вам, царь-батюшка, мое добро (вполголоса) и горе-злосчастье в придачу!
     ЦАРЬ. Что? Что он такое сказал?
     КУПЕЦ. Горе свое, ваше величество, вспомнил. В счастливый  час  и  горе
добром помянешь. Век вашей царской милости не забуду.
     ЦАРЬ. Ну, ступай, ступай, да босиком  по  лесу  не  броди,  коли  ты  и
вправду купец, а не разбойник.

    Продолжение »»                     

 
Просмотров: 870 |
Всего комментариев: 0
Конструктор сайтов - uCoz
Поиск
Друзья сайта
Статистика