ГОРЯ БОЯТЬСЯ - СЧАСТЬЯ НЕ ВИДАТЬ (4 часть) - С.Я.Маршак - Энциклопедия - Персональный сайт
Четверг, 08 Декабрь 2016, 08:57
СТЕНГАЗЕТЫ ПРАЗДНИКИ РУКОДЕЛИЕ
ЧИТАЕМ ИГРЫ РАСКРАСКИ
ЦВЕТЫ ЮМОР КУЛИНАРИЯ
ЗООПАРК
стенгазеты
праздники
рукоделие читаем игры раскраски
о цветах
юмор
кулинария
зоопарк
Главная
· RSS
Меню сайта
Наш опрос
Как вы проводите свободное время?
Всего ответов: 3605
 Энциклопедия
 

ГОРЯ БОЯТЬСЯ - СЧАСТЬЯ НЕ ВИДАТЬ (4 часть)
 СТАРИК С МЕДАЛЬЮ  (переводя  дыхание).  Вон  он  куда  метит!  Слыхали?
Личность-то ведь царская!
     МОЛОДОЙ КУПЧИК. Ах ты, невежа!
     ПОДЬЯЧИЙ. Да за такие речи полголовы бреют  и  лоб  клеймят.  (Проводит
ребром ладони по своей лысине.) Вяжи его!
     МОЛОДОЙ КУПЧИК. Руки ему назад крути!
     НАСТЯ. Ванюшка! (Бросается к Солдату.)
     ДРОВОСЕК. Уведите вы ее отсюда. Уберите!
     СТАРУХА В ЧЕПЦЕ И ШАЛИ. Иди, иди, девушка! Не место тебе здесь!
     ПОДЬЯЧИХА. Не наше это дело, не женское!

                    Выталкивают Настю в другую комнату.

     МОЛОДОЙ КУПЧИК. А ну-ка, все разом! Хватай его!
     СОЛДАТ (отбиваясь). А ты подальше  держись!  (Отбрасывает  нападающих.)
Так я вам и дался!
     КУПЕЦ  (поднимаясь  с  места).  Эх,  видно,  и  мне   руку   приложить!
(Наваливается на Солдата всей тяжестью.)

            Другие связывают Солдату руки и волокут его к двери.

     Вали его прямо в мой тарантас. Живо домчим.
     СТАРИК С МЕДАЛЬЮ. К приставу, что ли?
     ПОДЬЯЧИЙ. Да чего там - к приставу? В приказ разбойный!
     СТАРИК С МЕДАЛЬЮ. К самому главному генералу царскому!
     ДРОВОСЕК. Зачем к генералу! Везите прямо во дворец к царю!
     СОЛДАТ. Ну, к царю -  так  к  царю!  Давно  мы  с  его  величеством  не
видались!

                    Связанного Солдата уносят на руках.

     НАСТЯ (выбегая из другой комнаты). Ванюшка!.. Ванюшка!..


КАРТИНА ВТОРАЯ

     Царские палаты убраны богаче прежнего. Где  было  серебро,  там  теперь
блестит золото. Трон стал выше, над ним балдахин  -  алый  бархат,  подбитый
горностаем. На стенах старые портреты  в  новых  рамах.  У  изображенных  на
портретах царей как будто прибавилось лент, звезд, золотого шитья.
     Царевна Анфиса, пышно разодетая, сидит в мягком кресле и  мотает  шелк.
Заморский королевич держит на растопыренных пальцах моток ниток.
     Дряхлый Сенатор, Казначей и  две  придворные  дамы,  сидя  друг  против
друга, играют в карты (в "пьяницы"). Время он времени они  переговариваются:
"Моя взятка. - Ваша. - Моя. - Ваша. - Опять моя. - Опять  ваша".  Царь  тоже
занят игрой. Перегнувшись через подлокотник  трона,  он  играет  в  шашки  с
Генералом. Откуда-то слышится музыка. Разносят фрукты.

     ЦАРЬ (подпевает). Тру-ту-ту, трам-та-там, ту-ту-ту! (Генералу.) Да чего
ты зеваешь, генерал в отставке? Нарочно, что ли? Ведь мы с тобой, братец, не
в поддавки играем, а в крепки. Вот я сейчас две свои пешечки разом  в  дамки
выведу, а твою запру. Что ты тогда скажешь?
     ГЕНЕРАЛ (разводит руками). Что поделаешь!  Вы,  ваше  величество,  коли
соизволите, любую пешку в первый ряд выведете и любую запереть можете. На то
ваша царская воля.
     ЦАРЬ. Ты не подъезжай, не  подъезжай.  Я  тебе  не  король  Сардинский.
Сперва оправдайся, а потом и награждения проси.
     ГЕНЕРАЛ (складывая руки). Ваше величество, помилуйте!  Разве  я  о  чем
прошу? Уж тем счастлив, что у ступенек вашего трона  пребывать  удостоен,  в
шашечки с вами играть.
     ЦАРЬ. В шашечки... в шашечки... А изменять будешь?
     ГЕНЕРАЛ. Закаялся, ваше величество. В последний раз изменил, да и то не
вам, а королю Сардинскому. Жалованье с него за три месяца вперед взял да  на
вашу сторону и подался.
     ЦАРЬ (смеется). Ох, плут! Ох, плут!.. Слышишь, Анфиса? За три месяца!
     АНФИСА. Слышу, батюшка. Только вы ему, обманщику,  нипочем  не  верьте.
Видите, я своему изменнику руки связала, на ниточке его держу. И  вы  своего
покрепче держите, чтобы не улетел куда.

                          Придворные дамы смеются.

     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ (оживленно  жестикулируя  опутанными  руками).  Мой
дорогой Анфис, я тепер никуда не улеталь. Я есть  ваш  тетерефф.  Мой  ляпка
завьязан, ви может стредиль на само сэрдце. Пожальста!
     АНФИСА.  "Пожальста"  да  "пожальста",  а  все  нитки  у  меня  спутал.
Минуточки спокойно посидеть не может. Тетерефф!.. Нет, видно, тебя ничему не
обучишь, только плясать и горазд. Эй, скрипачи, трубачи, сыграйте что-нибудь
повеселее. Ну, приглашай меня на танец!
     ЦАРЬ (отбивая, ногой такт). Эх, и нам, может, потанцевать? Зря, что ли,
музыканты стараются! Господа придворные, а  ну!..  Фигура  первая...  Фигура
вторая... Фигура третья...

           Все танцуют, повторяя движения Царя. Входит Начальник
                                  стражи.

     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. Ваше царское величество! Ко двору купцы прибыли.
     ЦАРЬ. Свои или чужеземные?
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. Свои, ваше величество!
     ЦАРЬ. Ну, коли свои, так нечего о них и докладывать. Только с ноги сбил
зря.
     НАЧАЛЬНИК стражи. Ваше величество, я не стал  бы  докладывать,  да  они
говорят, будто разыскали и ко двору доставили дерзостно похищенную у  вашего
величества драгоценность бесценную.
     ЦАРЬ. Драгоценность, говоришь?
     НАЧАЛЬНИК СТРАЖИ. С короной, гербом и портретом.
     ЦАРЬ. Ну, коли так, зови их сюда.

     Музыка умолкает. Танцы прекращаются. Входят Купец и Дровосек.  За  ними
вводят Солдата.

     КУПЕЦ   (кланяясь   Царю   в  ноги).  Ваше  величество,  царь-государь,
соизвольте всемилостивейше принять от нас сию золотую табакерочку со знаками
вашего  царского  достоинства  и  с  августейшей  личностью вашею, на крышке
изображенною. (Подает на подушке табакерочку.)
     ЦАРЬ (отстраняясь). Да нет, это не моя!
     АНФИСА  (хватает  табакерку).  Что  вы,  что  вы,  батюшка,  это   наша
табакерка. Ей-ей, наша!
     ЦАРЬ. Погоди, Анфиса! Не встревай! Не встревай!
     АНФИСА. А чего тут ждать, когда я своими глазами вижу, что наша.
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. О да, наша, наша!
     АНФИСА. А как же! Я с малых лет ее помню. Бывало, сижу у вас на коленях
и гляжусь в нее, как в зеркальце.
     ЦАРЬ. Да когда это было-то!  Мало  ли  у  меня  с  той  поры  табакерок
перебывало!
     АНФИСА. Много ли, мало ли, а эта наша! Да как же  вы,  батюшка,  ее  не
признали? Вот тут я еще крышку зубом поцарапала, открыть старалась.  Видите?
А вы - не наша. Где вы, купцы, эту табакерочку нашли?
     КУПЕЦ (показывая на Солдата). У него отняли.
     ДРОВОСЕК. У вора.
     СОЛДАТ. Ваше величество, дозвольте доложить. Много у вас в  государстве
воров водится, слов нет, а только я не вор.
     АНФИСА. Как же не вор, когда табакерку своровал!
     СОЛДАТ. Не своровал, а купил, ваше высочество.
     АНФИСА. Купил! Ну, а ежели и купил, так у вора!
     СОЛДАТ. Никак нет, у его величества сторговал.
     АНФИСА. Как у его величества?
     СОЛДАТ. Точно так, за пятак, ваше высочество!
     ГЕНЕРАЛ. Ох, и дерзок, разбойник!
     СЕНАТОР. Да в своем ли он уме?
     КАЗНАЧЕЙ. Неслыханное дело!
     АНФИСА. Ха-ха-ха! Табакерку у царя за пятачок купил! Ох, не  могу!  Ой,
сил моих нет! Ха-ха-ха.
     ЦАРЬ. Молчи, Анфиса. А ты, злодей, как смеешь такие слова говорить!
     СОЛДАТ. Прошу прощенья, ваше величество, а только я  дело  говорю.  Вы,
видать, запамятовали, а у меня ваша расписка своеручная имеется  -  по  всей
форме, с подписью и с печатью  казенной.  Ежели  угодно,  я  вам  ее  сейчас
представлю.
     ЦАРЬ. Постой, постой... Будто я и вправду что-то припоминаю.
     СОЛДАТ. Как не припомнить! Вот на этом самом месте вы, ваше величество,
мне еще и перстенек свой продавали, и саблю золотую, алмазами  усыпанную,  и
даже, извиняюсь, вот это... (Показывает на голову.)
     ЦАРЬ (снимая корону). Ну, ты, придержи язык, пока голова на плечах!.. А
что до табакерки касается, так тут у меня, господа, такая  история  вышла...
Помнится, солдат этот у меня в коридоре на карауле  стоял.  Ну,  я  вздумал,
скуки ради, подшутить над ним. Взял да и пожаловал ему золотую табакерку,  а
для смеху пятак с него взял...

                                   Смех.

     Верно, верно... (Смеется.) Было!
     АНФИСА. Ну и шутник же вы, батюшка! Ну и забавник!

                                Все смеются.

     СОЛДАТ. Ох, ваше величество, может, вы  и  в  самом  деле  пошутили,  а
только шутка ваша немало горя мне стоила.
     ЦАРЬ (мрачнея). Ну, ладно. Шутки в сторону. Слушай меня, солдат!
     СОЛДАТ. Слушаю, ваше царское величество!
     ЦАРЬ. Поди-ка сюда!  (Отводит  Солдата  в  сторону.  Анфиса,  Заморский
королевич и  придворные  следуют  за  ними,  но  Царь  оглядывается,  и  они
отступают.) Вот что, солдат, ты эту... расписку  мою  здесь  оставь,  а  сам
ступай на все четыре стороны. Да только смотри - лишнего не болтай! На  этот
раз я тебя, так и быть, прощаю, а в  другой  раз,  чего  доброго,  и  голову
сниму, коли что услышу. Понял?
     СОЛДАТ. Понял, ваше величество. Как не понять!  Вот  вам  и  расписочка
ваша. А только вы мне извольте мой пятачок назад отдать.
     ЦАРЬ. Казначей! Выдать ему полтину.
     СОЛДАТ. Нет, ваше величество, пятачок!
     ЦАРЬ (смеясь). Эх, Иван-простота! Да пятачка поди во всем  моем  дворце
не найти.
     СОЛДАТ. Как не найти? А мой-то пятачок куда у вас делся? Ведь вы,  ваше
величество, поди на всем готовом живете, а мне  пятак  пригодится  -  деньги
небольшие, да заработанные.
     ЦАРЬ. Ну, уж ладно. Будь по-твоему. Нет ли у кого здесь денег медных?
     СЕНАТОР. Нет, ваше величество, у меня, как на грех, все золотые,
     ГЕНЕРАЛ. А у меня бумажные, ваше величество.
     НАЧАЛЬНИК стражи. А у меня, ваше величество, серебряные.
     КАЗНАЧЕЙ. Не прикажете ли послать в казначейство за мелкой монетой?
     ЦАРЬ. Экие вы все богачи - медных денег не держите. Погодите, а у меня,
хоть я и царь, кажись, одна копеечка найдется. Давеча  мы  с  королевичем  в
орла и решку играли...
     ЗАМОРСКИЙ КОРОЛЕВИЧ. Да-да, ороль и орэшка.
     ЦАРЬ. Вот тебе, солдат, копейка, коли полтины не захотел.
     СОЛДАТ. Мало, ваше величество. Извольте четыре копеечки додать.
     ЦАРЬ. Да откуда же я их тебе возьму?
     ДРОВОСЕК. Ваше величество! Есть у меня алтын. Берегу  его,  как  память
дорогую, с него весь мой достаток пошел, а для вашего величества не пожалею.
     ЦАРЬ. Давай, давай сюда твой алтын. С миру, говорят, по нитке -  голому
рубашка... Ну, солдат, вот тебе четыре копейки, одна за мной.
     СОЛДАТ. Помилуйте, ваше величество, нешто меня в другой раз сюда пустят
- за этой копейкой? Нет уж, давайте сейчас, - как говорится, чистоганом.
     КУПЕЦ. Всемилостивейший государь! Осмелюсь доложить, и у меня  копеечка
медная в кармане отыскалась, для бедных держу. Соблаговолите принять!
     ЦАРЬ.  Давай  ее  сюда!  Ну,  солдат,  собрал   я   для   тебя   пятак.
(Пересчитывает на ладони.)  Копейка  моя,  копейка  купцова,  три  копейки
стариковы. (Отдает деньги.) Что, в расчете?
     СОЛДАТ. Покорно благодарим, ваше величество! Извольте  получить  вашу
расписку! (Вполголоса.) Берите мое добро и горе-злосчастье в придачу!
     ЦАРЬ. Что, что ты там говоришь?
     СОЛДАТ. Счастья вашему величеству пожелал.
     ЦАРЬ. Ладно, ступай, да помни, что тебе сказано, что заказано.
     СОЛДАТ. Слушаю, ваше величество, ничего не забуду!
     ЦАРЬ. А табакерку ему отдайте! Зачем у него отымать - жалованная.
     АНФИСА (тихо). Так я и отдала!

         Анфиса за спиной передает табакерку Заморскому королевичу
       тот - Сенатору, Сенатор - Казначею и т. д. Последним подучает
                             табакерку Генерал.

     ЦАРЬ (читает расписку). "Дормидонт Седьмый..."  Верно,  та  самая!  Ну,
отставной рядовой, как тебя там!
     СОЛДАТ. По-прежнему, ваше величество, - Тарабанов Иван.
     ЦАРЬ. Востер ты, Тарабанов Иван, как погляжу. А теперь слушай  команду!
Налево кругом - шагом арш!

                               Солдат уходит.

     (Рвет расписку на мелкие кусочки.) Вот и шути с дураком, он  тебя  на
весь свет ославит... Ох, что-то мне будто не по себе!.. И свечи темно горят,
и в глазах мелькание...
     КУПЕЦ. Да и меня в пот ударило.,.
     ДРОВОСЕК. Ой, тошнехонько! Света белого не вижу...
     ГЕНЕРАЛ. Не угодно ли вам, ваше  величество,  табачку  понюхать?  Очень
мозги прочищает. (Протягивает Царю табакерку.)
     ЦАРЬ. Да что это? Табакерка! Откуда? Нешто солдат ее не взял?
     ГЕНЕРАЛ. Никак нет, ваше величество. Мы ее для вас сберегли. Солдату-то
она не по носу. Извольте понюхать!
     ЦАРЬ. Да ну ее! (Отталкивает табакерку.)

       Табакерка падает и раскрывается. Раздается удар грома, н сразу
         темнеет. Когда тьма рассеивается, посреди комнаты на троне
                        оказывается Горе-3лосчастье.

     ГОРЕ. Апчхи! Здорово, приятели! Давно не видались!.. Апчхи, апчхи!
     ДРОВОСЕК. Сила крестная! Оно... Оно  самое...  Горе-злосчастье!  Аминь,
аминь, рассыпься!
     КУПЕЦ. Караул! Чур меня. Чур-перечур!..
     ЦАРЬ. Батюшки! Да что ж это? Да кто ж это?
     ГОРЕ. Апчхи! Не узнали, видно? Горе я, злосчастье ваше!

                От сильного порыва ветра распахиваются окна.
                               Блещет молния.
                           Все в ужасе замирают.

     ЦАРЬ. Вот тебе и раз! Как же это так? Ведь я от тебя, Горе, отвязался -
в придачу дал!
     ГОРЕ. В придачу и получил.  Только  одного  тебя  мне  теперь  мало.
Изголодалась я, иссохла, в табакерке сидю-чн...  Ух!  Так  бы  и  съела  вас
всех!..
     АНФИСА. Ай, ай, ай! (Убегает.)  За  ней  убегает  Заморский  королевич,
Генерал и все придворные.
     ЦАРЬ. Стойте! Куда вы? Помогите с места сойти!.. Анфиска! Амельфа! Хоть
руку подайте!.. Убежали, а я будто к полу прирос...
     КУПЕЦ. И мне ног от земли не оторвать!
     ДРОВОСЕК. Будто смола под сапогами...
     ЦАРЬ, КУПЕЦ И ДРОВОСЕК (вместе). Ох, горе-злосчастье, горе-злосчастье!
     ГОРЕ. Здесь я, здесь, родимые! С вами! Кто за табакерку платил, у тех и
в табачке доля есть. Н-но! Поехали в тартарары!

     Царь,  Купец,  Дровосек   и   Горе-Злосчастье   проваливаются.   Дворец
освещается зловещим заревом. По  просцениуму,  спасаясь,  пробегают  Анфиса,
Заморский королевич, Генерал и вся придворная челядь.

          Зарево сменяется ясным дневным светом. На сцене - опять
           празднично накрытый стол. За ним сидят Настя, Солдат,
            парни и девушки - соседи. Слышится заздравная песня.

                          Запирай ворота
                          За родней богатой,
                          Идет сирота
                          Замуж за солдата.

                          Не за вдового купца,
                          Важного и чванного, -
                          За солдата-молодца
                          Ваню Тарабанова.

                          Разлетелось, точно дым,
                          Горе да злосчастье.
                          Пожелаем молодым
                          Мира и согласья!

     НАСТЯ. Благодарствуйте на добром слове, гости дорогие. Пусть  всем  нам
живется, как песня поется!
     СОЛДАТ. Было у нас горе, будет и счастье. Горя бояться -  счастья  не
видать!

                                  Занавес

 
Просмотров: 500 |
Всего комментариев: 0
Конструктор сайтов - uCoz
Поиск
Друзья сайта
Статистика