ДВЕНАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ (4 часть) - С.Я.Маршак - Энциклопедия - Персональный сайт
Пятница, 02 Декабрь 2016, 20:53
СТЕНГАЗЕТЫ ПРАЗДНИКИ РУКОДЕЛИЕ
ЧИТАЕМ ИГРЫ РАСКРАСКИ
ЦВЕТЫ ЮМОР КУЛИНАРИЯ
ЗООПАРК
стенгазеты
праздники
рукоделие читаем игры раскраски
о цветах
юмор
кулинария
зоопарк
Главная
· RSS
Меню сайта
Наш опрос
Как вы проводите свободное время?
Всего ответов: 3605
 Энциклопедия
 

ДВЕНАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ (4 часть)
ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ


КАРТИНА ПЕРВАЯ


  Лес. Круглое озеро, затянутое льдом. Посреди него темнеет прорубь.
Высокие сугробы. На ветвях сосны и ели появляются

  две Белки.

  Первая Белка. Здравствуй, белка!

  Вторая Белка. Здравствуй, белка!

  Первая Белка. С Новым годом!

  Вторая Белка. С новым счастьем!

  Первая Белка. С новой шубкой!

  Вторая Белка. С новой шерсткой'

  Первая Белка. Вот тебе к Новому Году сосновая шишка! (Бросает.)

  Вторая Белка. А тебе -- еловая! (Бросает.)

  Первая Белка. Сосновая!

  Вторая Б е л к а. Еловая!

  Первая Белка. Сосновая!

  Вторая Белка. Еловая!

  Ворон (сверху). Карр! Карр! Здравствуйте, белки.

  Первая Белка. Здравствуй, дедушка, с Новым годом!

  Вторая Белка. С новым счастьем, дедушка! Как поживаешь?

  Ворон. По-старрому.

  Первая Белка. Дедушка, а сколько раз ты Новый год праздновал?

  Ворон. Полторрраста.

  Вторая Белка. Вон как! А ведь ты, дедушка, ста­рый ворон!

  Ворон. Помиррать порра, да смерть проворронила!

  Первая Белка. А правда, что ты все на свете знаешь?

  Ворон. Правда.

  Вторая Белка. Ну, так расскажи нам про все, что видал.

  Первая Белка. Про все, что слыхал.

  Ворон. Долго ррассказывать!

  Первая Белка. А ты покороче расскажи.

  Ворон. Покорроче? Карр!

  Вторая Белка. А ты подлиннее!

  Ворон. Карр, карр, карр!

  Первая Белка. Мы по-вашему, по-вороньему, не понимаем.

  Ворон. А вы учитесь инострранным языкам. Берите урроки!

  На поляну выскакивает 3 а я ц.

  Первая Белка. Здравствуй, куцый! С Новым годом!

  Вторая Белка. С новым счастьем!

  Первая Белка. С новым снегом!

  Вторая Белка. С новым морозцем!

  Заяц. Какой там морозец! Мне жарко стало. Снег под лапами тает...
Белки, а белки, вы нашего волка не видали?

  Первая Белка. А на что тебе волк?

  Вторая Белка. Зачем ты его ищешь?

  Заяц. Да не я его ищу, а он меня! Где бы мне спря­таться?

  Первая Белка, А ты полезай к нам в дупло -- у нас тут тепло, мягко и
сухо, -- и волку не попадешь в брюхо.

  Вторая Белка. Прыгни, заяц, прыгни!

  Первая Белка. Подскочи, подскочи!

  Заяц. Не до шуток мне. Волк за мной гонится, зубы на меня точит, съесть
меня хочет!

  Первая Белка. Плохо твое дело, заяц. Уноси-ка от­сюда ноги. Вон там
снег сыплется, кусты шевелятся -- верно, и вправду волк!

  Заяц скрывается. Иэ-за сугроба выбегает Волк.

  Волк. Чую, тут он, ушастый, тут! Не уйдет он от меня, не укроется.
Белки, а белки, вы куцего не видали?

  Первая Белка. Как не видать? Он тебя искал-искал, весь лес обежал, всех
про тебя спрашивал: где волк, где волк?

  Волк. Ну, я ему покажу, где волк! В какую он сторо­ну ушел?

  Первая Белка. А вон в ту.

  Волк. А почему след не туда ведет?

  Вторая Белка. Да он нынче со своим следом разо­шелся. След пошел туда,
а он сюда!

  Волк. У-у, я вас, щелкуньи, вертихвостки! Будете у меня зубы скалить!

  Ворон (с верхушки дерева). Карр, карр! Не брранись, серый, лучше
удиррай подобрру-поздоррову!

  Волк. Не испугаешь, старый плут. Два раза обманул, в третий не поверю.

  Ворон. Верь -- не верь, а сюда солдаты идут, лопаты несут!

  Волк. Других обманывай. Не уйду отсюда, зайца сте­речь буду!

  Ворон. Целая ррота идет!

  Волк. И слушать тебя не хочу!

  Ворон. Да не ррота, а брр-ригада!


  Волк поднимает голову и нюхает воздух.


  Ну, чья правда? Теперь веришь?

  Волк. Не тебе верю, а носу своему верю. Ворон, а ворон, старый дружище,
где бы мне укрыться?

  Ворон. Пррыгай в пррорубь!

  Волк. Утону!

  Ворон. Туда тебе и доррога!


  Волк через всю сцену ползет на брюхе.


  Что, брат, страшно? На брюхе теперь ползешь?

  Волк. Никого не боюсь, а людей боюсь. Не людей бо­юсь, а дубины. Не
дубины, а ружья!


  Волк исчезает. Некоторое время на сцене совсем тихо. Потом раздаются
шаги, голоса. С крутого берега прямо на лед скаты­вается Начальник
королевской стражи. Он падает. За ним скатывается Профессор.


  Профессор. Вы, кажется, упали?

  Начальник королевской стражи. Нет, я про­сто прилег отдохнуть. (Кряхтя,
встает, потирает колени.) Давно не случалось мне с ледяных гор кататься. Лет
шестьдесят, по крайней мере. Как, по-вашему, дорогой профессор, это озеро?

  Профессор. Вне всякого сомнения, это какая-то вод­ная котловина. По
всей вероятности, озеро.

  Начальник королевской стражи. И при ртом совершенно круглое. Вы не
находите, что оно совер­шенно круглое?

  Профессор. Нет, вполне круглым его назвать нельзя. Скорее оно овальное,
или, вернее сказать, эллипсообраэное.

  Начальник королевской стражи. Не знаю, может быть, с научной точки
зрения. Но, на простой взгляд, оно круглое, как тарелка. Знаете, я полагаю,
что это то самое озеро...


  Появляется стража с лопатами и метлами. Солдаты быстро расчищают спуск
к озеру и стелют ковровую дорожку. По дорожке спускается Королева, за ней --
Гофмейстерина, послы и Другие гости.


  Королева (Профессору). Вы говорили, профессор, будто в лесу водятся
дикие звери, а я не видела до сих пор ни одного... Где же они? Покажите мне
их, пожалуйста! Да поскорее.

  Профессор. Я полагаю, они спят, ваше величество...

  Королева. Разве они так рано ложатся спать? Ведь еще совсем светло.

  Профессор. Многие из них ложатся еще раньше -- осенью -- и спят до
самой весны, пока не растает снег.

  Королева. Здесь столько снега, что он, кажется, ни­когда не растает! Я
и не думала, что на свете бывают такие высокие сугробы и такие странные,
кривые деревья, Мне это даже нравится! (Гофмейстерине.) А вам?

  Гофмейстерина. Разумеется, ваше величество, я без ума от природы!

  Королева. Я так и думала, что от природы! Ах, мне очень жаль вас,
дорогая гофмейстерина!

  Гофмейстерина. Но я совсем не то хотела ска­зать, ваше величество. Я
хотела сказать, что безумно люблю природу!

  Королева. А вот она вас, должно быть, не очень любит. Вы только
поглядите в зеркальце. У вас стал совсем сизый нос. Закройте его поскорей
муфтой!

  Гофмейстерина. Благодарю вас, ваше величество! Вы гораздо внимательнее
ко мне, чем к себе самой. Бо­юсь, что у вас тоже немного поголубел носик...

  Королева. Еще бы! Мне холодно. Дайте-ка мне меховую накидку!

  Гофмейстерина и придворные дамы. И мне, пожалуйста! И мне! И мне!

  В это время один из солдат, расчищающих дорогу, сбрасывает е себя плащ
и куртку с меховой опушкой. Его примеру следуют другие солдаты.

  Королева. Объясните мне, что это значит. Мы чуть не окоченели от
холода, а эти люди сбросили с себя даже куртки.

  Профессор (дрожа). В-в-в... Это вполне объяснимо. Усиленное движение
способствует кровообращению.

  Королева. Я ничего не поняла... Движение, кровооб­ращение...
Позовите-ка сюда этих солдат!


  Подходят два Солдата -- старый и молодой, безусый. Молодой быстро
вытирает рукавом со лба пот и вытягивает руки по швам,


  Скажи-ка мне, почему ты вытер лоб?

  Молодой Солдат. Виноват, ваше величество!

  Королева. Нет, почему?

  Молодой Солдат. По неразумию, ваше величест­во! Не извольте гневаться!

  Королева. Да я совсем на тебя не сержусь. Отвечай смело, почему?.

  Молодой Солдат (смущенно). Взопрел, ваше ве­личество!

  Королева. Как? Что это значит -- взопрел?

  Старый Солдат. Так уж у нас говорят, ваше величество, -- жарко ему
стало.

  Королева. И тебе жарко?

  Старый Солдат. Еще бы не жарко!

  Королева. Отчего?

  Старый Солдат. От топора, от лопаты да от мет­лы, ваше величество!

  Королева. Вот как? Вы слышали? Гофмейстерина, канцлер, королевский
прокурор, берите топоры. А мне дай­те метлу! Берите все метлы, лопаты,
топоры -- кому что нравится!

  Начальник королевской стражи. Госпожа гофмейстерина, разрешите показать
вам, как надо держать лопату. А копают вот так, вот так!

  Гофмейстерина. Благодарю вас. Я очень давно не копала.

  Королева. А разве вы когда-нибудь копали?

  Гофмейстерина. Да, ваше величество, у меня было прелестное зеленое
ведерко и совочек.

  Королева. Почему же вы их мне никогда не пока­зывали?

  Гофмейстерина. Ах, я потеряла их в саду, когда мне было три года...

  Королева. Вы, очевидно, не только безумны, но и рассеянны от природы.
Берите метлу да не потеряйте. Она каэенная!

  Западный Посол. А нам что прикажете делать, ваше величество?

  Королева. Вы занимались каким-нибудь спортом у себя на родине, господин
посол?

  Западный Посол. Я играл недурно в теннис, ваше величество.

  Королева. Ну, так берите лопату! (Восточному Послу.) А вы, господин
посол?

  Восточный Посол. В золотые годы молодости я скакал на арабском коне.

  Королева. Скакали? В таком случае протаптывайте дорожки!


  Восточный Посол разводит руками и отходит в сторону. Все, кроме него,
работают,


  А ведь и правда от этого становится теплее. (Вытирает со лба пот.) Я
даже взопрела!

  Гофмейстерина. Ах!


  Все от удивлевия перестают работать и смотрят на Королеву.


  Королева. Разве я не так сказала?

  Профессор. Нет, вы сказали совершенно правиль­но, ваше величество, но
осмелюсь заметить, что выражение Это не вполне светское, а, так сказать,
народное.

  Королева. Ну что ж, королева должна знать язык своего народа! Вы сами
повторяете это мне перед каждым уроком грамматики!

  Профессор. Боюсь, что вы, ваше величество, не сов­сем верно поняли мои
слова...

  Начальник королевской стражи. А вы гово­рили бы попроще. Вот как я,
например: раз, два, шагом марш -- и все меня понимают.

  Королева (бросая метлу). Раз, два, -- бросайте метлы и лопаты! Мне
надоело мести снег! (Начальнику королевской стражи.) Куда девались эти
женщины, кото­рые должны показать нам, где растут подснежники?

  Королевский прокурор. Я опасаюсь, что эти преступницы обманули стражу и
скрылись.

  Королева. Вы отвечаете за них головой, начальник королевской стражи!
Если их не будет здесь через ми­нуту...


  Звон колокольчиков. Ржанье лошадей. Из-за кустов выходят Старуха, Дочка
и Падчерица. Их окружает стража.


  Начальник королевской стражи. Здесь они, ваше величество!

  Королева. Наконец-то!

  Старуха (озираясь по сторонам, про себя). Ишь ты, озеро! Ведь вот
врешь, врешь, да ненароком и правду со­врешь! (Королеве.) Ваше величество,
привела я вам свою падчерицу. Не извольте гневаться.

  Королева. Подведите ее сюда. Ах, вот ты какая! Я думала, какая-нибудь
мохнатая, косолапая, а ты, оказы­вается, красивая. (Канцлеру.) Не правда ли,
она очень мила?

  Канцлер. В присутствии моей королевы я никого н ничего не вижу!

  Королева. У вас, должно быть, замерзли очки. (Про­фессору.) А вы что
скажете?

  Профессор. Я скажу, что зимой в странах умерен­ного климата...

  Восточный Посол. Какой же это умеренный кли­мат? Совсем не умеренный.
Чересчур холодный климат!

  Профессор. Простите меня, господин посол, но в географии он называется
умеренным... Итак, в странах умеренного климата жители носят зимой теплую
одежду из меха и пуха.

  Королева. "Муха -- пуха"... Что вы хотите сказать?

  Профессор. Я хочу сказать, что эта девушка нуж­дается в теплой одежде.
Смотрите, она совсем за­мерзла!

  Королева. На этот раз вы, кажется, правы, хотя могли бы говорить
покороче. Вы пользуетесь каждым удоб­ным случаем, чтобы дать мне урок
географии, арифметики или даже пения!.. Принесите этой девушке теплую одежду
из меха и пуха, или, говоря по-человечески, -- шубу!.. Ну вот, наденьте на
нее!

  Падчерица. Спасибо.

  Королева. Подожди благодарить! Я тебе еще кор­зину золота дам,
двенадцать бархатных платьев, башмачки на серебряных каблучках, по браслету
на каждую руку и по алмазному кольцу на каждый палец! Хочешь?

  Падчерица. Спасибо. Только мне ничего этого не надо.

  Королева. Совсем-совсем ничего?

  Падчерица. Нет, одно колечко мне нужно. Не де­сять ваших, а одно мое!

  Королева. Разве одно лучше, чем десять?

  Падчерица. Для меня лучше, чем сто.

  Старуха. Не слушайте ее, ваше величество!

  Дочка. Она сама не знает, что говорит!

  Падчерица. Нет, знаю. Было у меня колечко, а вы его взяли и отдать не
хотите.

  Дочка. А ты видела, как мы его брали?

  Падчерица. И не видела, а знаю, что оно у вас.

  Королева (Старухе и Дочке). А ну-ка, дайте мне сюда это колечко!

  Старуха. Ваше величество, верьте слову, -- нет его у нас!

  Д о ч к а. И не было никогда, ваше величество.

  Королева. А сейчас будет. Давайте колечко, а не то...

  Начальник королевской стражи. Поскорее. ведьмы! Королева гневается,

  Дочка, взглянув на Королеву, вынимает из кармана кольцо,

  Падчерица. Мое! Другого такого и на свете нет.

  Старуха. Ах, доченька, зачем же ты чужое кольцо спрятала?

  Дочка. Да вы же сами сказали -- в карман положи, коли на палец не
лезет!



  Все смеются.


  Королева. Красивое колечко.х Откуда оно у тебя?

  Падчерица. Мне его дали.

  Королевский прокурор. А кто дал?

  Падчерица. Не скажу.

  Королева. Э, да ты и вправду упрямая! Ну, знаешь что? Так и быть, бери
свое колечко!

  Падчерица. Правда? Вот спасибо!

  Королева. Бери да помни: я даю тебе его за то, что ты покажешь мне
место, где вчера собирала подснежники. Да поскорее!

  Падчерица. Тогда не надо!..

  Королева. Что? Не надо тебе колечка? Ну, так ты никогда его больше не
увидишь! Я его в воду брошу, в прорубь! Жалко? Мне и самой, может быть,
жалко, да ничего не поделаешь. Говори скорее, где подснежники. Раз... два...
три!

  Падчерица (плачет). Колечко мое!

  Королева. Думаешь, я и в самом деле бросила? Нет, вот оно еще здесь, у
меня на ладони. Скажи только одно слово -- и оно будет у тебя. Ну? Долго ты
еще бу­дешь упрямиться? Снимите с нее шубку!

  Дочка. Пусть мерзнет!

  Старуха. Так ей и надо!


  С Падчерицы снимают шубку. Королева в гневе ходит взад и вперед.
Придворные провожают ее глазами. Когда Королева отво­рачивается, Старый
Солдат набрасывает на плечи Падчерицы свой плащ.


  Королева (оглянувшись). Это что значит? Кто по­смел? Говорите!


  Молчание.


  Ну, видно, на нее плащи с неба валятся! (Замечает Старо­го Солдата без
плаща.) А, вижу! Подойди-ка сюда, подой­ди... Где твой плащ?

  Старый Солдат. Сами видите, ваше величество.

  Королева. Да как же ты осмелился?

  Старый Солдат. А мне, ваше величество, что-то опять жарко стало.
Взопрел, как говорится у нас в простом народе. А плащ девать некуда...

  Королева. Смотри, как бы тебе еще жарче не стало! (Срывает с Падчерицы
плащ и топчет его ногами.) Ну что, будешь упрямиться, злая девчонка? Будешь?
Будешь?

  Профессор. Ваше величество!

  Королева. Что такое?

  Профессор. Это недостойный поступок, ваше вели­чествоВелите отдать этой
девушке шубку, которую выей подарили, и кольцо, которым она, видимо, очень
дорожит, а сами поедем домой. Простите меня, но ваше упрямство не доведет
нас до добра!

  Королева. Ах, так это я упрямая?

  Профессор. А кто же, осмелюсь спросить?

  Королева. Вы, кажется, забыли, кто из нас короле­ва -- вы или я, -- и
решаетесь заступаться за эту своеволь­ную девчонку, а мне говорить
дерзости!.. Вы, кажется, за­были, что слово "казнить" короче, чем слово
"помиловать"!

  Профессор. Ваше величество!

  Королева. Нет-нет-нет! Я и слушать вас не хочу большеСейчас я велю
бросить в прорубь и это колечко, и девчонку, и вас вслед за ней! (Круто
поворачивается к Падчерице.) В последний раз спрашиваю: покажешь доро­гу к
подснежникам? Нет?

  Падчерица. Нет!

  Королева. Прощайся же со своим колечком и с жизнью заодноХватайте ее!..
(С размаху бросает колечко в воду.)

  Падчерица (рванувшись вперед)

  Ты катись, катись, колечко,

  На весеннее крылечко,

  В летние сени,

  В теремок осенний

  Да по зимнему ковру

  К новогоднему костру!

  Королева. Что, что такое она говорит?


  Поднимается ветер, метель. Вкось летят снежные хлопья. Королева,
придворные, Старуха с Дочкой, солдаты стараются укрыть головы, защитить лица
от снежного вихря. Сквозь шум вьюги слышен бубен Января, рог Февраля,
мартовские бубенчики. Вместе со снежным вихрем проносятся какие-то белые
фигуры. Может быть, Это метель, а может быть, и сами зимние месяцы. Кружась,
они на бегу увлекают за собой Падчерицу. Она исчезает.


  Ко мне! Скорее!


  Ветер кружит Королеву и всех придворных. Люди падают, подни­маются;
наконец, ухватившись друг за друга, превращаются в один клубок.


  Голос Гофмейстерины. Держите меня!

  Голос Старухи. Доченька! Где ты?

  Голос Дочки. Сама не знаю где!.. Пропала я!..

  Разные голоса.

  -- Домой!

  -- Лошадей!

  -- Где лошади? Кучер! Кучер!


  Все, приникнув к земле, замирают. В шуме бури все чаще слышны
мартовские бубенчики, а потом апрельская свирель. Метель утихает. Становится
светло, солнечно. Чирикают птицы. Все поднимают головы и с удивлением
смотрят вокруг.


  Королева. Весна наступила!

  Профессор. Не может быть!

  Королева. Как это не может быть, когда на деревьях уже раскрываются
почки!

  Западный Посол. В самом деле, раскрываются.., А это что за цветы?

  Королева. Подснежники! Все вышло по-моему! (Быстро взбегает на
пригорок, покрытый цветами.) Стой­те! А где же эта девушка? Куда девалась
твоя падче­рица?

  Старуха. Нет ее! Убежала, негодная!

  Королевский прокурор. Ищите ее!

  Королева. Мне она больше не нужна. Я сама нашла подснежники.
Посмотрите, сколько их. (С жадностью бро­сается собирать цветы. Перебегая с
места на место, она от­даляется от всех и вдруг замечает прямо перед собой
огромного Медведя, который, видимо, только что вышел из берлоги.) Ай! Кто вы
такой?


  Медведь наклоняется к ней. На помощь Королеве с двух разных сторон
бегут Старый Солдат и Профессор. Профессор на бегу грозит Медведю пальцем.
Остальные спутники Королевы в страхе разбегаются. Гофмейстерина пронзительно
визжит.


  Профессор. Ну-ну!.. Брысь! Кыш!.. Пошел прочь!

  Солдат. Не шали, малый!


  Медведь, поглядев направо и налево, медленно уходит в чащу. Придворные
сбегаются к Королеве.


  Королева. Кто же это был?

  Солдат. Бурый, ваше величество.

  Профессор. Да, бурый медведь -- по-латыни урсус. Очевидно, его
пробудила от спячки ранняя весна... Ах.нет, простите, оттепель!

  Начальник королевской стражи. А что, этот бурый медведь не тронул вас,
ваше величество?

  Королевский прокурор. Не поранил?

  Гофмейстерина. Не поцарапал?

  Королева. Нет, он мне только сказал на ухо два слова. Про вас,
гофмейстерина!

  Гофмейстерина. Про меня? Что же он сказал про меня, ваше величество?

  Королева. Он спросил, почему кричите вы, а не я. Это его очень удивило!

  Гофмейстерина. Я кричала от страха за вас, ва­ше величество!

  Королева. Вот оно что! Пойдите объясните это медведю!

  Гофмейстерина. Извините, ваше величество, но я очень боюсь мышей и
медведей!

  Королева. Ну, так собирайте подснежники!

  Гофмейстерина. Но я их больше не вижу...

  Канцлер. В самом деле, где же они?

  Королева. Исчезли!

  Начальник королевской стражи. Зато поя­вились ягоды!

  Старуха. Ваше величество, извольте поглядеть -- земляника, черника,
голубика, малина -- все, как мы вам рассказывали!

  Гофмейстерина. Голубика, земляника! Ах, какая прелесть!

  Дочка. Сами видите, мы правду говорили!


  Солнце светит все ослепительнее. Жужжат пчелы и шмели. Лето в разгаре.
Издали слышны гусли Июля.


  Начальник королевской стражи (отдуваясь). Дышать не могу!.. Жарко!..
(Распахивает шубу.)


  Королева. Что это -- лето? Профессор. Не может быть!

  Канцлер. Однако это так. Настоящий июль месяц...

  Западный Посол. Знойно, как в пустыне. Восточный Посол. Нет, у нас
прохладнее!


  Все сбрасывают шубы, обмахиваются платками, в изнеможении садятся на
землю.


  Гофмейстерина. Кажется, у меня начинается солнечный удар. Воды, воды!

  Начальник королевской стражи. Воды гос­поже гофмейстерине.


  Удар грома. Ливень. Летят листья. Наступает мгновенная осень.


  Профессор. Дождь!

  Королевский прокурор. Какой же это дождь?.. Это ливень!

  Старый Солдат (подавая фляжку с водой). Вот вода для госпожи
гофмейстерины!

  Гофмейстерина. Не надо, я и так вся вымокла!

  Старый Солдат. И то верно!

  Королева. Подайте мне зонтик!

  Начальник королевской стражи. Откуда же я возьму зонтик, ваше
величество, когда мы выехали в янва­ре, а сейчас... (оглядывается) должно
быть, сентябрь месяц...

  Профессор. Не может быть.

  Королева (гневно). Никаких месяцев в моем коро­левстве больше нет и не
будет! Это мой профессор их выдумал!

  Королевский прокурор. Слушаю, ваше величе­ство! Не будет!


  Становится темно. Поднимается невообразимый ураган. Ветер валит
деревья, уносит брошенные шубы и шали.


  Канцлер. Что же это такое? Земля качается...

  Начальник королевской стражи. Небо падает на землю!

  Старуха. Батюшки!

  Дочка. Матушка!

  Ветер раздувает пышное платье Гофмейстерины, и она, едва касаясь ногами
земли, несется вслед за листьями и шубами.


  Гофмейстерина. Спасите меня! Ловите!.. Я лечу! Тьма еще больше
сгущается.

  Королева (ухватившись руками за ствол дерева). Сейчас же во дворец!..
Лошадей!.. Да где же вы все? Едем!

  Канцлер. Как же нам ехать, ваше величество? Ведь мы в санях, а дорогу
размыло.

  Начальник королевской стражи. По такой грязи только верхом и ускачешь!

  Восточный Посол. Правду он говорит -- верхом! (Бежит.)


  За ним -- Западный Посол, Прокурор, Начальник королевской стражи.


  Королева. Стойте! Я прикажу вас всех казнить!


  Никто ее не слушается.


  Западный Посол (на бегу). Простите, ваше вели­чество, но меня может
казнить только мой король!

  Восточный Посол. А меня -- султан!

  Убегают.


  Голос Королевского прокурора (за сце­ной). Посадите меня на лошадь! Я
не умею ездить верхом.

  Голос Начальника королевской стражи. Научитесь!.. Н-но!


  Топот копыт. На сцене только Королева, Профессор, Старуха с Дочкой и
Старый Солдат. Ливень прекращается. Но воздуху летят белые мухи.


  Королева. Смотрите -- снег!.. Опять зима...

  Профессор. Вот это весьма вероятно. Ведь теперь январь месяц.

  Королева (ежась). Подайте мне шубу. Холодно! Солдат. еще бы не холодно,
ваше величество! Хуже нет -- сначала промокнуть, а потом замерзнуть. Да
только шубы-то ветром унесло. Они ведь у вас, ваше величество, легонькие, на
пуху, а вихрь был сердитый...

  Невдалеке слышен волчий вой.


  Королева. Слышите?.. Что это -- ветер воет?

  Солдат. Нет, ваше величество, волки.

  Королева. Как страшно! Велите поскорее подать сани. Ведь теперь зима,
мы опять можем ехать в санях.

  Профессор. Совершенно правильно, ваше величест­во, зимой люди ездят в
санях и (вздыхает) топят печки. Солдат уходит.

  Старуха. Говорила я вам, ваше величество, не надо вам в лес ехать!

  Дочка. Подснежников ей захотелось!

  Королева. А вам золото понадобилось! (Помолчав.) Да как вы смеете со
мной так разговаривать?

  Дочка. Ишь ты, обиделась!

  Старуха. Мы ведь не во дворце, ваше величество, а в лесу!

  Солдат (возвращается и тянет за собой сани). Вот они сани, ваше
величество, садитесь, ежели угодно, а толь­ко ехать не на ком.

  Королева. А лошади где же?

  Солдат. Господа на них ускакали. Ни одной нам не оставили.

  Королева. Ну, покажу я этим господам, если только до дворца доберусь! А
вот добраться-то как? (Профессо­ру.) Ну, говорите, как? Вы же все на свете
знаете!

  Профессор. Простите, ваше величество, к сожале­нию, далеко не все...

  Королева. Да ведь мы пропадем здесь! Мне холод­но, мне больно. Я скоро
промерзну вся насквозь! Ах, мои уши, мой нос! У меня все пальцы свело!..

  Солдат. А вы, ваше величество, снегом ушки и но­сик потрите, а то, не
ровен час, и в самом деле отморозите.

  Королева (трет уши и нос снегом). И зачем только я этот дурацкий приказ
подписала!

  Дочка. И правда, дурацкий! Не подписали бы вы его, сидели бы мы сейчас
дома, в тепле, Новый год праздно­вали бы. А теперь замерзай тут, как собака!

  Королева. А вы чего всякого дурацкого слова слу­шаетесь? Знаете же, что
я еще маленькая!.. Кататься с королевой им захотелось!.. (Прыгает то на
одной логе, то на другой.) Ой, не могу больше, холодно! (Профессору.) Да
придумайте же что-нибудь!

  Профессор (дуя на ладони). Это трудная задача, ваше величество... Вот
если бы можно было в эти сани кого-нибудь запрячь...

  Королева. Кого же?

  Профессор. Ну, лошадь, например, или хотя бы дюжину ездовых собак.

  Солдат. Да где же в лесу собак найдешь? Как гово­рится, хороший хозяин
в такую погоду собаки не выгонит.

  Старуха и Дочка садятся на поваленное дерево.

  Старуха. Ой, не выйти нам отсюда! Пешком бы по­шли, да ноги не идут --
окоченели совсем...

  Дочка. Ой, пропали мы!

  Старуха. Ой, ножки мои!

  Дочка. Ой, ручки мои!

  Солдат. Тише вы! Идет кто-то...

  Королева. Это за мной!

  Старуха. Как бы не так! Только о ней все и бес­покоятся.


  На сцену выходит высокий Старик в белой шубе. Это Январь. Он
по-хозяйски оглядывает лес, постукивает по стволам деревьев. Из дупла
высовывается Белка. Он грозит ей пальцем. Белка прячется. Он замечает
незваных гостей и подходит к ним.


  Старик. Вы зачем сюда пожаловали?

  Королева (жалобно). За подснежниками...

  Старик. Не время теперь для подснежников.

  Профессор (дрожа). Совершенно правильно!

  Ворон (с дерева). Прравильно!

  Королева. Я и сама вижу, что не время. Научите нас, как отсюда
выбраться!

  Старик. Как приехали, так и выбирайтесь.

  Солдат. Извините, старичок, на ком приехали, тех и на крыльях не
догнать. Без нас ускакали. А вы, видать, здешний?

  Старик. Зимой здешний, а летом чужедальний.

  Королева. Помогите нам, пожалуйста! Выведите нас отсюда. Я вас награжу
по-королевски. Хотите золота, се­ребра -- я ничего не пожалею!

  Старик. А мне ничего не надо, у меня все есть. Вон сколько серебра, --
вы столько и не видывали! (Поднимает руку.)

  Весь снег вспыхивает серебряными в алмазными искрами,


  Не вы меня, а я вас одарить могу. Говорите, кому что в Новому году
надобно, у кого какое желание.

  Королева. Я одного хочу -- во дворец. Да только ехать не на чем!

  Старик. Будет на чем ехать. (Профессору.) Ну, а ты чего хочешь?

  Профессор. Я бы хотел, чтобы все опять было на своем месте и в свое
время: зима -- зимою, лето -- летом, а мы -- у себя дома.

  Старик. Исполнится! (Солдату.) А тебе чего, слу-живый?

  Солдат. Да чего мне! У костра погреться, и ладно будет. Замерз больно.

  Старик. Погреешься. Тут костер недалеко.

  Дочка. А нам обеим по шубке!

  Старуха. Да погоди ты! Куда торопишься!

  Дочка. А чего там ждать! Хоть какую ни на есть шубку, хоть на собачьем
меху, да только сейчас, поскорее!

  Старик (вытаскивает из-за пазухи две шубы на со­бачьем меху). Держите!

  Старуха. Простите, ваша милость, не надо нам этих шубок. Она не то
сказать хотела!

  Старик. Что сказано, то сказано. Надевайте шубы. Носить вам их -- не
сносить!

  Старуха (держа шубу в руках). Дура ты, дура! Уж если шубу просить, так
хоть соболью!

  Дочка. Сами вы дура! Говорили бы вовремя.

  Старуха. Мало что себе собачью шубу раздобыла, еще и мне навязала!

  Дочка. А коли не нравится, вы мне и свою отдайте, теплее будет. А сами
замерзайте тут под кустом, не жалко!

  Старуха. Так я и отдала, держи карман шире!

  Обе быстро одеваются, переругиваясь.

  Поторопилась! Собачью шубу выпросила!

  Дочка. Вам собачья как раз к лицу! Лаетесь, как со­бака!

  Старуха. Сама ты собака!


  Их голоса постепенно превращаются в лай, и обе они, надев шубы,
превращаются в собак. Старуха-- в гладкую черную с про­седью, Дочка-- в
мохнатую рыжую.


  Королева. Ой, собаки, держите их! Они нас иску­сают!

  Солдат (отламывая ветку). Не беспокойтесь, ваше величество. У нас
говорят -- собака палки боится.

  Профессор. Собственно говоря, на собаках можно отлично ездить. Эскимосы
совершают на них дальние пу­тешествия...

  Солдат. А и то правда! Запряжем-ка их в сани-- пускай везут. Жалко, что
мало их. Дюжину бы надо!

  Королева. Эти собаки целой дюжины стоят. Запрягайте скорей!

  Солдат запрягает. Все садятся.

  Старик. Вот вам и новогоднее катанье. Ну, счастли­вого путиТрогай,
служивый, правь на огонек. Там костер горит. Доедешь -- погреешься!


КАРТИНА ВТОРАЯ


  Поляна в лесу. Вокруг костра сидят все месяцы. Среди них -- Падчерица.
Месяцы по очереди подбрасывают в костер хворост.

  Апрель

  Ты гори, костер, гори,

  Смолы вешние вари.

  Пусть из нашего котла

  По стволам пойдет смола,

  Чтобы вся земля весной

  Пахла елкой и сосной!


  Все месяцы

  Гори, гори ясно,

  Чтобы не погасло!

  Январь (Падчерице). Ну, гостья дорогая, подбрось и ты хворосту в огонь.
Он еще жарче гореть будет,

  Падчерица (бросает охапку сухих веток)

  Гори, гори ясно,

  Чтобы не погасло!

  Январь. Что, небось жарко тебе? Вон как щеки у тебя разгорелись!

  Февраль. Мудрено ли, прямо с мороза да к такому огню! У нас и мороз и
огонь жгучие -- один другого горячее, не всякий вытерпит.

  Падчерица. Ничего, я люблю, когда огонь жарко горит!

  Январь. Это-то мы знаем. Потому и пустили тебя к нашему костру.

  Падчерица. Спасибо вам. Два раза вы меня от смерти спасли. А мне вам и
в глаза-то смотреть совестно... Потеряла я ваш подарок.

  Апрель. Потеряла? А ну-ка, угадай, что у меня в руке!

  Падчерица. Колечко!

  Апрель. Угадала! Бери свое колечко. Хорошо, что ты его нынче не
пожалела. А то и не видать бы тебе больше ни кольца, ни нас. Носи его, и
всегда тебе тепло и светло будет: и в стужу, и в метель, и в осенний туман.
Хоть и говорят, что Апрель-месяц обманчивый, а никогда тебя ап­рельское
солнце не обманет!

  Падчерица. Вот и вернулось ко мне мое счастливое колечкоБыло оно мне
дорого, а сейчас еще дороже бу­дет. Только страшно мне с ним домой вернуться
-- как бы опять не отняли...

  Январь. Нет, больше не отнимут. Некому отнимать! Поедешь ты к себе
домой и будешь полной хозяйкой. Те­перь уж не ты у нас, а мы у тебя гостить
будем.

  Май. Все по очереди перегостим. Каждый со своим подарком придет.

  Сентябрь. Мы, месяцы, народ богатый. Умей только подарки от нас
принимать.

  Октябрь. Будут у тебя в саду такие яблоки, такие цветы и ягоды, каких
еще на свете не бывало.


  Медведь приносит большой сундук.


  Январь. А пока вот тебе этот сундук. Не с пустыми же руками
возвращаться тебе домой от братьев-месяцев.

  Падчерица. Не знаю уж, какими словами и благо­дарить вас!

  Февраль. А ты сначала открой сундук да посмотри, что в нем. Может, мы
тебе и не угодили.

  Апрель. Вот тебе ключ от сундука. Открывай.

  Падчерица поднимает крышку и перебирает подарки. В сундуке-- шубы,
платья, вышитые серебром, серебряные башмачки и еще целый ворох ярких,
пышных нарядов.

  Падчерица. Ох, и глаз не оторвать! Видела я се­годня королеву, а только
и у нее не было ни таких плать­ев, ни такой шубки.

  Декабрь. А ну, примерь обновки!

  Месяцы обступают ее. Когда они расступаются, Падчерица оказы­вается в
новом платье, в новой шубке, в новых башмачках.

  Апрель. Ну и красавица же ты! И платье тебе к ли­цу, и шубка. Да и
башмачки впору.

  Февраль. Жаль только в таких башмачках по лес­ным тропинкам бегать,
через бурелом перебираться. Вид­но, придется нам и санки тебе подарить.
(Хлопает рука­вицами.)

  Эй, работнички лесные,

  есть ли санки расписные,

  соболями крытые,

  серебром обитые?

  Несколько лесных зверей -- Лисица, Заяц, Белка -- вкатывают на сцену
белые санки на серебряных полозьях.


  Ворон (с дерева). Хорроши санки, прраво, хорошиЯнварь. Верно, старик,
хороши санки! В такие не всякого коня запряжешь.

  Май. За конями дело не станет. Дам я коней не хуже саней. Копи мои
сыты, в золоте копыта, гривы блещут серебром, топнут оземь -- грянет гром.
(Ударяет в ладоши.)

  Появляются два коня.

  Март. Эх, что за кони! Тпрру! Славно ты прокатишь­ся. Только без
колокольчиков и бубенчиков ездить невесело. Так и быть, подарю я тебе свои
бубенчики. Звону много -- веселей дорога!


  Месяцы окружают сани, запрягают коней, ставят сундук. В эта время
откуда-то издалека доносится хриплый лай, рычанье грызущихся собак.


  Голос Солдата. Но, но! Чего стали, собачьи дочки! Довезете -- косточек
дам. Да не грызитесь вы! Цыц, ока­янные!

  Голос Профессора. Поскорей бы! Холодно!

  Голос Королевы. Гони, что есть духу! (Жалобно.) Я совсем замерзла!

  Голос Солдата. Да не тянут!

  Падчерица. Королева! И учитель с ней, и солдат... Откуда только у них
собаки взялись?

  Январь. Погоди, узнаешь! А ну, братья, подбросьте в костер хворосту.
Посулил я солдату этому отогреть его у нашего костра.

  Падчерица. Отогрей, дедушка! Он мне и хворост собрать помог, и плащ
свой отдал, когда мне холодно было.

  Январь (братьям). А вы что скажете?

  Декабрь. Коли посудил -- так тому и быть.

  Октябрь. Только ведь солдат-то не один едет.

  Март (глядя сквозь ветви). Да, с ним старичок, де­вочка и две собаки.

  Падчерица. Старичок этот тоже добрый, шубку для меня выпросил.

  Январь. И вправду, почтенный старичок. Можно его пустить. А с другими
как же быть? Девка-то будто злая.

  Падчерица. Злая-то злая, да, может, злость у нее на морозе уже
вымерзла. Вон какой у нее голосок жалобный стал!

 
 
Просмотров: 2296 |
Всего комментариев: 0
Конструктор сайтов - uCoz
Поиск
Друзья сайта
Статистика